Автор Тема: Семь смертных грехов с позиций биохимии.  (Прочитано 15669 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов оправданы с биологической точки зрения. 2007.
Исследования показали: в основе всех человеческих пороков лежат простые химические реакции, происходящие в организме. Вот перечень всем известных грехов - гордыня, жадность, зависть, злоба, похоть, лень, чревоугодие. Но мало кто знает, что он не опирается на библейские тексты. Этот «набор» стали считать общепринятым только с XIII века, когда христианский теолог Фома Аквинский слегка его переписал. Конкретные пороки были выделены из всех прочих не потому, что они самые тяжкие, а потому, что влекут за собой другие грехи.
Но возможно ли ни разу не поддаться этим искушениям? Испанский биолог Джон Медина в своей книге «Ген и семь смертных грехов» считает, что сопротивляться грехам бесполезно, потому что в наших проступках ощущаются отголоски животных инстинктов, которые и по сей день живут в человеческом сознании.
Лень.
По мнению Медины, у каждого человека есть что-то вроде сознания-будильника, работающего как часы и посылающего нам сигналы из мозга. И именно этот внутренний будильник составляет нам расписание, по которому должен жить наш организм. А сама программа, включающая и выключающая «звонок», записана в генах. Поэтому они - гены - и несут всю ответственность за наше нежелание работать, праздность или уныние.
Да и вообще без лени долго не проживешь. Людям просто необходимо время от времени баловать себя бездельем, чтобы «перезарядить свои батареи». Каждый из нас может вспомнить случаи, когда плодотворные идеи и решения приходили в наши головы в те моменты, когда мы полностью отрешались от напряженной работы по их поиску.
Социологические исследования немецкого профессора Питера Акста показали, что лентяи и бездельники часто живут дольше и работают, когда захотят, лучше. Кто-то из них даже становятся гениями. «Те, кто умеет бездельничать по-настоящему, многого достигают, - считает кандидат психологических наук Алексей МИРОНОВ.- Вспомните Илью Муромца: 33 года провалялся на печи, а потом встал и совершил много подвигов. А если перегружаться, то можно и умереть».
Чревоугодие (обжорство).
Голод, по убеждению ученого, является ощущением, появляющимся у нас, когда человеческий организм начинает испытывать недостаток энергии. А к греховному поглощению яств нас подталкивают находящиеся в носу и на языке вкусовые рецепторы и гормон лептин.
Лептин отвечает за аппетит человека и находится в постоянном контакте с одним из отделов головного мозга - гипоталамусом. Эта зона нашего серого вещества действует в качестве сигнальной сирены и незамедлительно извещает нас, как только организму не хватает энергии и необходимо подкрепиться. Что-то вроде условного сигнала Павлова для людей. Обжорство не приносит существенного вреда никому, кроме самого любителя поесть.
Гнев.
Лучшим генетическим объяснением этого греха являются эксперименты с близнецами, проведенные учеными-биологами. Обнаружено: если один из братьев злобен, то с высокой степенью вероятности можно утверждать, что и другой тоже будет агрессивным. Значит, гнев - в генах. Более того, изначально заложен. У одних в большей, у других в меньшей степени.
«Существует своеобразная неврологическая трасса, связывающая отдел мозга амигдала с гипоталамусом, - поясняет Медина. - Она отвечает за направление импульсов в другие части головного мозга, для передачи в них информации об агрессивном поведении. И этот биологический «код гнева» передается из поколения в поколение».
Зачем? В первобытном обществе такого вопроса и не возникло бы. Только животная злость помогала выжить в жесткой конкурентной борьбе. Со временем у людей развились области мозга - его передние отделы, отвечающие за подавление агрессии и контроль таких эмоций, как гнев и ярость. Но не настолько, чтобы совсем их подавить. То есть природа неспроста оставила нам способность гневаться и злиться. Белые и пушистые, как правило, проигрывают агрессорам и редко становятся лидерами. Впадать в ярость иногда полезно, хотя бы для защиты собственных интересов.
Алчность (жадность).
С психологической точки зрения жадность - это навязчивая, но естественная борьба за право собственности, когда это право у тебя отнимают. Никому не удалось выделить конкретный отдел головного мозга, непосредственно отвечающий за жадность. А гены, определяющие два фактора, лежащие в основе этого греха, - страх и беспокойство, были выявлены. Доктор Медина указывает на пять основных отделов головного мозга, отвечающих за появление «жадных» чувств: таламус, амигдала, гиппокамп, кора головного мозга и миндалевидное тело.
Последние эксперименты исследователей из Нью-Йоркского университета не только подтвердили предположение испанского ученого, но и уточнили местонахождение «центров скупости». Они выяснили, какой участок человеческого мозга возбуждается в предчувствии денежного вознаграждения. Наблюдая за мозговой деятельностью добровольцев, участвовавших в реальной компьютерной игре на деньги в лабораторных условиях, исследователи заметили: при появлении признаков выигрыша усиливается приток обогащенной кислородом крови к участку под названием нуклеус аккумбенс. Когда игроку грозил проигрыш, такого явления не наблюдалось. Нет ничего странного в том, что ты не хочешь ни с кем делиться всем своим нажитым и заработанным.
Зависть.
Зависть и подобные ей переживания, как правило, не вызывают никаких активных действий. Это внутренние чувства. Опасно, когда они переходят в агрессивную стадию. «Зависть возникла в ходе эволюции как биологически необходимая реакция нашего сознания на различия между отдельными людьми в степени их эволюционной «продвинутости», - говорит старший научный сотрудник Центра генетических исследований Ирина ЮРЬЕВА.
- Ведь в зависти есть элемент мотивации: ты завидуешь, и это толкает тебя на новые свершения, новые достижения. А ревность позволяет отстоять свое право на объект любви или добиться его. И если без зависти ты бы и с места не сдвинулся, то, завидуя, ты горы готов свернуть».
Высокомерие (гордость).
Библейский грех высокомерия - доказательство типичного чувства неполноценности человека. Доктор Медина отмечает, что этот недостаток зависит от нашей способности к обучению и принятию всего нового. А корень этого греха кроется в одном из генов, названном CaM-kII. Он, по мнению ученого, возбуждает наши амбиции и надменность.
Кроме того, психологи утверждают, что гордость и чувство собственного достоинства являются важнейшими составляющими ощущения того, что человек проживает счастливую и успешную жизнь.
Похоть (сладострастие, блуд, распутство).
По утверждению Медины, причины греха, связанного с сексуальной активностью, кроются в специальных отделах мозга, в действии почти тридцати различных биохимических механизмов и более сотни специальных генов, отвечающих за этот процесс.
Действительно, еще в конце ХХ века ученые точно установили, что интимная жизнь буквально пропитана особыми химическими реактивами. Вещество допамин рождает сексуальные фантазии.
Серотонин заставляет людей испытывать сладостное томление в предвкушении интимной близости, во время и после нее. Гормон альфа-меланоцит, который вырабатывается гипофизом, возбуждает половые органы. Гормон окситоцин вызывает у партнеров непреодолимое желание ласкать друг друга и доводит до упоительных судорог при оргазме. Гормон эстроген, который вырабатывается яичниками у женщин, вызывает влечение. И, наконец, гормон тестостерон, без которого соитие было бы невозможно. У мужчин он вырабатывается в яичках, а у женщин - в яичниках. Настоящая биохимическая лаборатория внутри каждого из нас! И закрыть ее невозможно, как не остановить движение планет вокруг Солнца. В нас присутствует здоровый инстинкт передавать свои гены следующему поколению. Можно ли после этого считать похоть грехом?
Несмотря на то, что ученые оправдали все семь грехов, все-таки хочется знать: какой же из пороков самый-самый плохой? Оказалось, гнев, влекущий за собой жестокость. Это показало недавнее исследование, проведенное по заказу телекомпании ВВС. Пять тысяч опрошенных британцев сошлись в одном мнении: прежняя концепция семи смертных грехов безнадежно устарела. Опрос показал, что жестокость регулярно проявляют почти 80 процентов опрошенных. Чревоугодничают, завидуют и гордятся сверх меры - две трети. А половина - похотливы, ленивы и алчны.
Также в результате опроса был составлен новый список грехов. Из старого в него вошло только сладострастие и то под видом прелюбодеяния. (Хотя в ходе дискуссии ведущий британский философ профессор Саймон Блэкбурн предлагал вычеркнуть сладострастие, считая его добродетелью, способствующей продолжению жизни.) Далее следуют фанатизм, нечестность, лицемерие, жадность и эгоизм.
А сотни лет назад, когда греческий монах-теолог Эвагриус из Понта составлял список из худших человеческих страстей, самым вредным качеством характера считалась гордыня.
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА.
Так можно оправдать любого негодяя.
Кандидат философских наук, старший научный сотрудник Российского государственного гуманитарного университета Леонид КАРАСЕВ:
- Семь смертных грехов - это продукт позднейшего осмысления библейской традиции. И цифра 7 условна. Если мы говорим о христианстве, о православии, то ближе и понятнее опираться на Христовы заповеди.
Что касается словосочетания «грехи смертные», то существует расхожее мнение, что за «плохое поведение» преступника наказывают смертной казнью. Но значение слова «смертные» гораздо глубже. Ими считаются те грехи, которые не покрываются смертью человека, а остаются с ним и после того, как он перейдет в мир иной, и где ему придется отвечать за них по всей строгости.
Наконец, важно, что и сами грехи неодинаковы по своему смыслу. Одни грехи - это проступки человека перед людьми, другие - перед Богом. Убийство - с современной точки зрения самое тяжкое прегрешение - это грех человека перед человеком. А вроде как безобидная гордыня - это вызов Богу, и потому раньше она считалась самым тяжким из грехов. То же самое относится и к унынию, которое также считается серьезным проступком, потому что это опять-таки грех перед Всевышним. Оно противоречит главному настрою верующего человека: впереди, после смерти, его ждет радость, и поэтому хандра, апатия означают неверие.
А к теории профессора Медины, который сводит все к биохимии человека, я отношусь отрицательно. Выходит, человек ни за что не несет ответственности. Но ведь в древности человек был точно таким же, с той же биохимией, и именно против его естественных склонностей и встал нравственный или божественный закон. Если сегодняшнее человечество кое-что узнало о своей биологической природе, то это вовсе не означает, что люди могут спокойно заниматься тем, что стало предметом осуждения еще тысячи лет назад, когда о слове "биология" никто еще и не слыхивал.
Источник: vip.azart777.com
Читать эту статью на английском: Seven deadly sins are justified from a biological point of view
http://www.yoki.ru/social/religion/08-05-2007/42179-7-0/


Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #1 : 30 Октябрь 2010, 14:44:47 »
Я думал, что это будет самая популярная тема.
Видимо народ, не готов. Начинаем изучение биохимии.
 
Биохимические основы любви закладываются в младенчестве.
Автор: Александр Марков.
Психологи давно предполагали, что первые месяцы после рождения ребенка особенно важны для развития способностей к полноценному общению, любви и дружбе, формированию устойчивых социальных связей. Теперь эта гипотеза получила прямые биохимические подтверждения.
Дети, лишенные контакта с родителями сразу после рождения, рискуют на всю жизнь остаться ущербными в эмоциональном, психическом и социальном отношении. Даже обретение новой полноценной семьи и любящих приемных родителей не гарантирует полной реабилитации, если ребенок провел первые 1-2 года жизни в приюте.
К такому неутешительному выводу пришла группа психологов под руководством Сета Поллака (Seth D. Pollak) из Висконсинского университета (Мэдисон, США), опубликовавшая результаты своих исследований в одном из самых уважаемых научных журналов — Proceedings of the National Academy of Sciences of the USA (PNAS).
Известно, что ключевую роль в формировании полноценных и эмоционально насыщенных межличностных связей играют нейропептиды — сигнальные вещества, определяющие эмоциональный статус у человека и высших животных. Трудно проникнуться искренними чувствами к человеку, близость которого вызывает у нас отрицательные эмоции или не вызывает никаких. Контакт с любимым человеком в норме должен приводить к повышению концентрации определенных нейропептидов (в частности, окситоцина) в спинномозговой жидкости и крови. В противном случае, вы не испытаете ни радости, ни удовольствия от общения, даже если умом будете понимать, какой это замечательный человек и как много хорошего он вам сделал.
Всё это характерно отнюдь не только для человека. У других млекопитающих (в том числе у тех видов, для которых характерны моногамные семьи) та же самая гормональная система управления эмоциями отвечает за формирование устойчивых привязанностей, которые с биохимической точки зрения ничем не отличаются от человеческой любви.
Поллак и его коллеги изучали выборку из 18 детей — бывших сирот, которые провели в приюте первые месяцы или годы жизни (от 7 до 42 месяцев, в среднем 16,6), а затем были усыновлены или удочерены благополучными, обеспеченными семьями. В этих комфортных условиях дети провели к моменту начала эксперимента от 10 до 48 (в среднем 36,4) месяцев. В качестве «контроля» использовались дети, живущие с родителями с самого рождения.
Ученые измеряли уровень двух ключевых нейропептидов, связанных с формированием социальных связей (как у человека, так и у животных): окситоцина и вазопрессина. Методологическая «изюминка» данного исследования состояла в том, что уровень нейропептидов измерялся не в спинномозговой жидкости и не в крови (как это принято делать в подобных случаях), а в моче. Это сильно упростило задачу и позволило не травмировать детей многократным забором крови или тем более спинномозговой жидкости. С другой стороны, это создало авторам исследования определенные трудности. Не все их коллеги согласны с утверждением, что концентрация нейропептидов в моче является адекватным показателем уровня синтеза этих веществ в организме. Пептиды нестойки, и большая часть их может разрушиться в крови гораздо раньше, чем попадет в мочу. Авторы не проводили специальных исследований для подтверждения корреляции уровней нейропептидов в крови и моче, они лишь ссылаются на две довольно старые статьи (1964-го и 1987 гг.), в которых приводятся экспериментальные данные, подкрепляющие их точку зрения.
Так или иначе, оказалось, что у бывших сирот уровень вазопрессина заметно понижен по сравнению с «домашними» детьми.
Еще более драматичная картинка получилась по другому «коммуникативному» нейропептиду — окситоцину. Базовый уровень этого вещества оказался примерно одинаковым у бывших сирот и у контрольной группы. Эксперимент, поставленный психологами, заключался в следующем: дети играли в компьютерную игру, сидя на коленях у своей матери (родной или приемной), после этого измерялся уровень окситоцина в моче и сравнивался с «базовым», измеренным перед началом эксперимента. В другой раз те же дети играли в ту же игру, сидя на коленях у незнакомой женщины.
Оказалось, что у «домашних» детей после общения с мамой уровень окситоцина заметно повышается, тогда как совместная игра с незнакомой женщиной такого эффекта не вызывает. У бывших сирот окситоцин не повышался ни от контакта с приемной матерью, ни от общения с незнакомкой.
Эти печальные результаты показывают, что способность радоваться общению с близким человеком, по-видимому, формируется в первые месяцы жизни. Малыши, лишенные в течение этого критического периода самого главного — контакта с родителями, — могут на всю жизнь остаться эмоционально обедненными, им будет трудно адаптироваться в обществе и создать полноценную семью.
http://www.scorcher.ru/journal/art/nejropeptid_socium.php

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #2 : 30 Октябрь 2010, 18:59:30 »
Раз одобряете, продолжим...
Нейрохимия личных отношений.
Взаимоотношения между людьми еще недавно казались биологам слишком сложными, чтобы всерьез исследовать их на клеточном и молекулярном уровне. Тем более что философы, теологи и гуманитарии всегда были рады поддержать подобные опасения. Да и тысячелетние культурные традиции, испокон веков населявшие эту область всевозможными абсолютами, «высшими смыслами» и прочими призраками, так просто не отбросишь.
Однако успехи, достигнутые в последние десятилетия генетиками, биохимиками и нейрофизиологами, показали, что изучение молекулярных основ нашей социальной жизни — дело вовсе не безнадежное. О первых шагах в этом направлении рассказывает статья нейробиологов из Университета Эмори (Emory University) Зои Дональдсон и Ларри Янга (Zoe R. Donaldson, Larry J. Young).
Одно из самых интересных открытий состоит в том, что некоторые молекулярные механизмы регуляции социального поведения оказались на редкость консервативными — они существуют, почти не меняясь, сотни миллионов лет и работают с одинаковой эффективностью как у людей, так и у других животных. Типичный пример — система регуляции социального поведения и общественных отношений с участием нейропептидов окситоцина и вазопрессина.
Эти нейропептиды могут работать и как нейромедиаторы (то есть передавать сигнал от одного нейрона другому в индивидуальном порядке), и как нейрогормоны (то есть возбуждать сразу множество нейронов, в том числе расположенных далеко от точки выброса нейропептида).
Окситоцин и вазопрессин — короткие пептиды, состоящие из девяти аминокислот, причем отличаются они друг от друга всего двумя аминокислотами. Эти или очень похожие на них (гомологичные, родственные) нейропептиды имеются чуть ли не у всех многоклеточных животных (от гидры до человека включительно), а появились они не менее 700 млн лет назад. У этих крошечных белков есть свои гены, причем у беспозвоночных имеется только один такой ген, и, соответственно, пептид, а у позвоночных — два (результат генной дупликации).
У млекопитающих окситоцин и вазопрессин вырабатываются нейронами гипоталамуса. У беспозвоночных, не имеющих гипоталамуса, соответствующие пептиды вырабатываются в аналогичных (или гомологичных) нейросекреторных отделах нервной системы. Когда крысам пересадили рыбий ген изотоцина (так называется гомолог окситоцина у рыб), пересаженный ген стал работать у крыс не где-нибудь, а в гипоталамусе. Это значит, что не только сами нейропептиды, но и системы регуляции их экспрессии (включая регуляторные области генов нейропептидов) очень консервативны, то есть сходны по своим функциям и свойствам у весьма далеких друг от друга животных.
У всех изученных животных эти пептиды регулируют общественное и половое поведение, однако конкретные механизмы их действия могут сильно различаться у разных видов.
Например, у улиток гомолог вазопрессина и окситоцина (конопрессин) регулирует откладку яиц и эякуляцию. У позвоночных исходный ген удвоился, и пути двух получившихся нейропептидов разошлись: окситоцин влияет больше на самок, а вазопрессин — на самцов, хотя это и не строгое правило (см.: Самцы после спаривания становятся спокойнее и смелее, «Элементы», 16.10.2007). Окситоцин регулирует половое поведение самок, роды, лактацию, привязанность к детям и брачному партнеру. Вазопрессин влияет на эрекцию и эякуляцию у разных видов, включая крыс, людей и кроликов, а также на агрессию, территориальное поведение и отношения с женами.
Если девственной крысе ввести в мозг окситоцин, она начинает заботиться о чужих крысятах, хотя в нормальном состоянии они ей глубоко безразличны. Напротив, если у крысы-матери подавить выработку окситоцина или блокировать окситоциновые рецепторы, она теряет интерес к своим детям.
Если у крыс окситоцин вызывает заботу о детях вообще, в том числе о чужих, то у овец и людей дело обстоит сложнее: тот же самый нейропептид обеспечивает избирательную привязанность матери к собственным детям. Например, у овец под влиянием окситоцина после родов происходят изменения в обонятельном отделе мозга (обонятельной луковице), благодаря которым овца запоминает индивидуальный запах своих ягнят, и только к ним у нее развивается привязанность.
У прерийных полевок, для которых характерна строгая моногамия, самки на всю жизнь привязываются к своему избраннику под действием окситоцина. Скорее всего, в данном случае имевшаяся ранее окситоциновая система формирования привязанности к детям была «кооптирована» для формирования неразрывных брачных уз. У самцов того же вида супружеская верность регулируется вазопрессином, а также нейромедиатором дофамином (см.: Любовь и верность контролируются дофамином, «Элементы», 07.12.2005).
Формирование личных привязанностей (к детям или к мужу), по-видимому, является лишь одним из аспектов (проявлений, реализаций) более общей функции окситоцина — регуляции отношений с сородичами. Например, мыши с отключенным геном окситоцина перестают узнавать сородичей, с которыми ранее встречались. Память и все органы чувств у них при этом работают нормально.
Одни и те же нейропептиды могут совершенно по-разному действовать даже на представителей близкородственных видов, если их социальное поведение сильно различается. Например, введение вазопрессина самцам прерийной полевки быстро превращает их в любящих мужей и заботливых отцов. Однако на самцов близкого вида, для которого не характерно образование прочных семейных пар, вазопрессин такого действия не оказывает. Введение вазотоцина (птичьего гомолога вазопрессина) самцам территориальных птиц делает их более агрессивными и заставляет больше петь, но если тот же нейропептид ввести самцам зебровой амадины, которые живут колониями и не охраняют своих участков, то ничего подобного не происходит. Очевидно, нейропептиды не создают тот или иной тип поведения из ничего, а только регулируют уже имеющиеся (генетически обусловленные) поведенческие стереотипы и предрасположенности.
Этого, однако, нельзя сказать про рецепторы окситоцина и вазопрессина, которые располагаются на мембранах нейронов некоторых отделов мозга. В упомянутой выше заметке «Любовь и верность контролируются дофамином» рассказывалось о том, что ученые пытались, воздействуя на дофаминовые рецепторы, научить самца немоногамной полевки быть верным мужем, и у них ничего не вышло (я тогда заметил по этому поводу, что «нейрохимия семейных отношений продолжает хранить свои тайны»). Спустя три года (то есть уже в нынешнем году) нейробиологи все-таки подобрали к этой тайне ключик, и закоренелых гуляк превратили наконец в верных мужей. Для этого, как выяснилось, достаточно повысить экспрессию вазопрессиновых рецепторов V1a в мозге. Таким образом, регулируя работу генов возопрессиновых рецепторов, можно создать новую манеру поведения, которая в норме не свойственна данному виду животных.
У полевок экспрессия вазопрессиновых рецепторов зависит от некодирующего участка ДНК — микросателлита, расположенного перед геном рецептора V1a. У моногамной полевки этот микросателлит длиннее, чем у немоногамного вида. Индивидуальная вариабельность по длине микросателлита коррелирует с индивидуальными различиями поведения (со степенью супружеской верности и заботы о потомстве).
У человека, конечно, исследовать всё это гораздо труднее — кто же позволит проводить с людьми генно-инженерные эксперименты. Однако многое можно понять и без грубого вмешательства в геном или мозг. Удивительные результаты дало сопоставление индивидуальной изменчивости людей по микросателлитам, расположенным недалеко от гена рецептора V1a, с психологическими и поведенческими различиями. Например, оказалось, что длина микросателлитов коррелирует со временем полового созревания, а также с чертами характера, связанными с общественной жизнью — в том числе с альтруизмом. Хотите стать добрее? Увеличьте в клетках мозга длину микросателлита RS3 возле гена вазопрессинового рецептора.
Этот микросателлит влияет и на семейную жизнь. Исследование, проведенное в 2006 году в Швеции, показало, что у мужчин, гомозиготных по одному из аллельных вариантов микросателлита (этот вариант называется RS3 334), возникновение романтических отношений вдвое реже приводит к браку, чем у всех прочих мужчин. Кроме того, у них вдвое больше шансов оказаться несчастными в семейной жизни. У женщин ничего подобного не обнаружено: женщины, гомозиготные по данному аллелю, счастливы в личной жизни не менее остальных. Однако те женщины, которым достался муж с «неправильным» вариантом микросателлита, обычно недовольны отношениями в семье.
У носителей аллеля RS3 334 обнаружено еще несколько характерных особенностей. Их доля повышена среди людей, страдающих аутизмом (основной симптом аутизма, как известно, это неспособность нормально общаться с другими людьми). Кроме того, оказалось, что при разглядывании чужих лиц (например, в тестах, где нужно по выражению лица определить настроение другого человека) у носителей аллеля RS3 334 сильнее возбуждается миндалина (amygdala) — отдел мозга, обрабатывающий социально-значимую информацию и связанный с такими чувствами, как страх и недоверчивость (см. ниже).
Подобные исследования начали проводить лишь недавно, поэтому многие результаты нуждаются в дополнительной проверке, однако общая картина начинает прорисовываться. Похоже, что по характеру влияния окситоциновой и вазопрессиновой систем на отношения между особями люди не очень отличаются от полевок.
Вводить нейропептиды живым людям в мозг затруднительно, а внутривенное введение дает совсем другой эффект, потому что эти вещества не проходят через гематоэнцефалический барьер. Однако неожиданно оказалось, что можно вводить их перназально, то есть капать в нос, и эффект получается примерно таким же, как у крыс при введении прямо в мозг. Пока непонятно, почему так получается, и подобных исследований пока проведено совсем немного, но результаты, тем не менее, впечатляют.
Когда мужчинам капают в нос вазопрессин, лица других людей начинают им казаться менее дружелюбными. У женщин эффект обратный: чужие лица становятся приятнее, и у самих испытуемых мимика становится более дружелюбной (у мужчин — наоборот).
Опыты с перназальным введением окситоцина проводили пока только на мужчинах (с женщинами это делать опаснее, так как окситоцин сильно влияет на женскую репродуктивную функцию). Оказалось, что у мужчин от окситоцина улучшается способность понимать настроение других людей по выражению лица. Кроме того, мужчины начинают чаще смотреть собеседнику в глаза.
В других экспериментах обнаружился еще один удивительный эффект перназального введения окситоцина — повышение доверчивости. Мужчины, которым ввели окситоцин, оказываются более щедрыми в «игре на доверие» (этот стандартный психологический тест описан в заметке Доверчивость и благодарность — наследственные признаки, «Элементы», 07.03.2008). Они дают больше денег своему партнеру по игре, если партнер — живой человек, однако щедрость не повышается от окситоцина, если партнером является компьютер.
Два независимых исследования показали, что введение окситоцина может приводить и к вредным для человека последствиям, потому что доверчивость может стать чрезмерной. Нормальный человек в «игре на доверие» становится менее щедрым (доверчивым) после того, как его доверие один раз было обмануто партнером. Но у мужчин, которым закапали в нос окситоцин, этого не происходит: они продолжают слепо доверять партнеру даже после того, как партнер их «предал».
Если человеку сообщить неприятное известие, когда он смотрит на чье-то лицо, то это лицо впоследствии будет ему казаться менее привлекательным. Этого не происходит у мужчин, которым закапали в нос окситоцин.
Начинает проясняться и нейрологический механизм действия окситоцина: оказалось, что он подавляет активность миндалины. По-видимому, это и приводит к снижению недоверчивости (люди перестают бояться, что их обманут).
По мнению исследователей, перед обществом вскоре может встать целая серия новых «биоэтических» проблем. Следует ли разрешить торговцам распылять в воздухе вокруг своих товаров окситоцин? Можно ли прописывать окситоциновые капли разругавшимся супругам, которые хотят сохранить семью? Имеет ли право человек перед вступлением в брак выяснить аллельное состояние гена вазопрессинового рецептора у своего партнера?
Пока суд да дело, окситоцин продается в любой аптеке. Правда, только по рецепту врача. Его вводят роженицам внутривенно для усиления маточных сокращений. Как мы помним, он регулирует и роды, и откладку яиц у моллюсков, и многие другие аспекты репродуктивного поведения.
http://elementy.ru/news/430913


Оффлайн Ананасик

  • Бабочки бывают разными...
  • Старожилы форума
  • Я здесь живу
  • *****
  • Сообщений: 19224
  • Учусь на волшебницу.
    • http://
  • ИМЯ: Настя
  • Мои дети: Два сыночка и две дочки
  • Район: Хомутово
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #3 : 30 Октябрь 2010, 19:48:39 »
Значит, окситоцин, который вводят во время родов - это хорошо?


Самое лучшее, что может сделать папа для своих детей - это любить их маму.

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #4 : 31 Октябрь 2010, 07:41:58 »
Цитата: Ананасик
Значит, окситоцин, который вводят во время родов - это хорошо?
Нет, не хорошо.

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #5 : 31 Октябрь 2010, 12:50:28 »
Материнство и женский мозг.
Беременность и материнство изменяют структуру головного мозга у самок млекопитающих, побуждая их окружать вниманием и заботой своих детенышей.
Матерями не рождаются — матерями становятся. Во время беременности и после рождения детенышей поведение самок практически всех млекопитающих (от крысы до человека) претерпевает глубокие изменения. Существо, чье поведение прежде было направлено в основном на удовлетворение собственных нужд, отныне всецело сосредотачивается на заботах о потомстве. Ученые издавна наблюдали за этим чудесным превращением, но его механизмы начали постигать только в последнее время. Проведенные исследования указывают на то, что во время вынашивания потомства, родов и лактации возникают сильные колебания уровня гормонов, способные вызывать реорганизацию головного мозга, увеличивая размеры нейронов в одних его областях и инициируя структурные изменения в других.
Одни отделы мозга участвуют в регуляции различных форм материнского поведения — сооружения гнезда, чистки шерсти детенышам и их защиты от хищников. Другие области контролируют память, способность к обучению и реакции животных на страх и стресс. Как показывают недавние эксперименты, крысы-матери лучше, чем их бездетные сверстницы, справляются с такими тестами, как навигация в лабиринтах и поимка добычи. Таким образом, перестройка мозга, вызванная гормонами, не только побуждает самку заботиться о своих отпрысках, но и улучшает ее способности к добыванию корма, что повышает шансы детенышей на выживание. Улучшение когнитивных способностей у самок-матерей носит долгосрочный характер, сохраняясь у них до самой старости.
Биохимия материнского поведения.
Первые доказательства того, что гормоны беременности вызывают у самок млекопитающих прилив материнских чувств, были получены более полувека назад. Так, в 1940-ых гг. Фрэнк Бич (Frank A. Beach) из Йельского университета обнаружил, что женские половые гормоны эстроген и прогестерон регулируют агрессивное и половое поведение крыс, хомяков, кошек и собак. А некоторое время спустя Дэниел Лерман (Daniel S. Lehrman) и Джей Розенблат (Jay S. Rosenblatt) из Института поведения животных Университета Рутгерса пришли к выводу, что эти гормоны попросту необходимы для возникновения у самок крыс материнского инстинкта. В 1984 г. Роберт Бриджес (Robert S. Bridges) из Ветеринарной школы Тафтса Камингса, сообщил, что у грызунов выработка эстрогена и прогестерона усиливается в определенные моменты беременности, и возникновение материнского поведения зависит от взаимодействия этих гормонов и последующего снижения их уровня. Позднее Бриджес пришел к выводу, что пролактин (гормон, вызывающий лактацию) стимулирует возникновение родительских чувств у самок крыс, которым предварительно вводились прогестерон и эстроген.
Однако материнские инстинкты у самок млекопитающих могут провоцировать и другие вещества, влияющие на нервную систему. В 1980 г. Алан Гинцлер (Alan R. Gintzler) из Медицинского центра в деловой части города Нью-Йорк при Нью-Йоркском университете сообщил, что у самок крыс на всем протяжении беременности (и особенно перед самими родами) увеличивается уровень эндорфинов — белков, вырабатываемых гипофизом и гипоталамусом и способных подавлять боль. Эндорфины не только готовят организм самки к родовым мукам, но и способствуют возникновению материнских чувств. Таким образом, согласно данным последних исследований, регуляция родительских эмоций требует согласованной работы многих гормональных и нейрохимических систем, причем мозг самок млекопитающих чрезвычайно восприимчив к изменениям, происходящим в организме во время беременности.
Ученым удалось идентифицировать и мозговые структуры, управляющие материнским поведением. Майкл Ньюмен (Michael Newman) и Мэрилин Ньюмен (Marilyn Newman) из Бостонского колледжа показали, что важнейшее участие в его возникновении принимает один из отделов гипоталамуса — медиальная преоптическая область (мПОО). Повреждение данной структуры или введение в нее морфина подавляет материнский инстинкт у самок крыс. Влияют на него и некоторые другие области мозга, причем каждая из них содержит множество рецепторов гормонов и прочих нейрохимических соединений. Известный нейробиолог Пол Маклин (Paul MacLean) из Национального института психического здоровья предположил, что важнейшей частью системы родительского поведения служит нервный путь из таламуса (релейная структура головного мозга) в поясную область коры, ведающую эмоциями. Повреждение поясной коры у крыс-матерей приводит к исчезновению материнского инстинкта. В своей книге «Триединый мозг в эволюции» (Тriune Brain in Evolution, 1990) Маклин предполагает, что развитие нервного пути во многом способствовало эволюционному превращению примитивного мозга рептилий в сложно устроенный мозг млекопитающих.
Интересно отметить, что хотя половые гормоны и порождают родительские чувства, зависимость от них головного мозга со временем ослабевает: впоследствии уже сами детеныши вызывают у самки нежность. Хотя новорожденные животные — требовательные и весьма неприглядные на вид существа, ничто не сравнится с материнской преданностью им, даже столь сильные мотивации как половой и пищевой инстинкт. По мнению Джоан Моррел (Joan I. Morrell) из Университета Рутгерса, вознаграждением для матери служит сам контакт с детенышами. Когда самкам предлагали на выбор кокаин или общение со своими малышами, они предпочитали крысят.
Исследователи считают, что в процессе лактации в организме самки может вырабатываться некоторое количество эндорфинов. Эти естественные опиаты и побуждают мать снова и снова тянуться к своему потомству. Кроме того, непосредственный контакт с детенышами способствует выработке гормона окситоцина, оказывающего на материнский организм аналогичное действие. Вполне вероятно, что мыши, крысы и прочие «примитивные» млекопитающие, которым, скорее всего, неведомы высокие человеческие чувства любви к детям, заботятся о своем потомстве просто потому, что им это доставляет удовольствие.
Что же можно сказать о мотивации материнского поведения у женщин? Джеффри Лорбербаум (Jeffrey P. Lorberbaum) из Медицинского университета Южной Каролины с помощью метода магнитно-резонансной томографии (МРТ) попытался понять, что происходит в мозге матери, услышавшей плач своего ребенка. Оказалось, что реакции человеческого организма в такой ситуации ничем не отличаются от тех, что происходят у грызунов: наибольшая активность в обоих случаях отмечалась в мПОО гипоталамуса и префронтальной и орбитофронтальной областях коры. Андреас Бартелз (Andreas Bartels) и Семир Зеки (Semir Zeki) из Лондонского университетского колледжа выявили еще один любопытный факт: области головного мозга, отвечающие за систему вознаграждения, активировались даже тогда, когда женщины просто смотрели на своих малышей. Такое сходство между реакциями головного мозга человека и животных наводит на мысль о том, что мозговая нервная сеть, ответственная за материнское поведение у тех и других имеет одинаковую природу.
Обзор: Материнская мудрость.
Гормоны, вырабатываемые организмом беременной самки, вызывают не только реорганизацию областей мозга, регулирующих материнское поведение, но и изменения в структурах, ведающих памятью и обучением.
Данные процессы в головном мозгу помогают понять, почему крысы-матери лучше, чем бездетные самки, справляются с такими заданиями, как навигация в лабиринтах и поимка добычи.
Сегодня ученые пытаются выяснить, вызывает ли материнство аналогичное улучшение когнитивных способностей у женщин.
Чтобы понять принципы работы нервной сети, исследователи изучили изменения, происходящие в головном мозге самок млекопитающих на разных стадиях репродуктивного цикла. В середине 1990-х гг. Лори Кейзер (Lori Keyser) из Ричмондского университета заметила, что тела нейронов в мПОО беременных крыс значительно увеличиваются в объеме. Более того, чем больше срок беременности, тем длиннее и многочисленнее становятся дендриты (короткие отростки нейронов, получающих нервные сигналы) клеток. Аналогичные изменения наблюдались и у самок грызунов, которым в дозах, соответствующим тем или иным стадиям беременности, вводились прогестерон и эстрадиол (самые мощные из естественных эстрогенов). Подобным изменениям нейронов обычно сопутствует усиление синтеза и активности белков. По сути дела, гормоны беременности готовят нейроны мПОО к предстоящему материнству: после родов эти клетки направляют внимание и мотивацию самок на детенышей, побуждая их заботиться о своих малышах, охранять и кормить их, т.е. проявлять особые формы активности, которые в совокупности и называются материнским поведением.
Однако родительские обязанности помимо непосредственного ухода за потомством подразумевают и другие виды деятельности. Возможно, изменениям подвергаются еще какие-то структуры мозга у самок крыс. Например, чтобы прокормить малышей, мать в поисках пищи вынуждена регулярно покидать свое безопасное жилье, подвергая и себя, и свое потомство опасности стать добычей хищников. Однако если бы она не отлучалась, все семейство неизбежно погибло бы от голода. Какие когнитивные сдвиги могли бы снизить для самки риск? Мы предположили, что, во-первых, это совершенствование навыков поиска корма (например, улучшение способности к пространственной навигации), которое могло бы значительно сократить время, проводимое животным вне дома. Во-вторых, притупление чувства страха и тревоги, что позволило бы самке безбоязненно отлучаться из гнезда, быстрее отыскивать пищу и давать решительный отпор врагам.
В 1999 году мы смогли доказать, что репродуктивный опыт улучшает пространственное обучение и память у крыс, подтвердив тем самым правильность первого предположения. Молодые самки, уже имевшие потомство, намного лучше, чем их бездетные ровесницы, запоминали местоположение лакомства в лабиринтах двух разных конфигураций.
Восьмиконечный радиальный лабиринт.
Ученые знакомили крыс с радиальным лабиринтом, где лакомство лежало сначала во всех восьми его выступах, затем — только в четырех, двух и, наконец, только в одном. Затем исследователи определяли, хорошо ли животные помнят, где именно находится пища. Крысы, имевшие две или больше беременностей, справлялись с заданием наиболее успешно. Не рожавшие самки достигали сравнимых успехов только на седьмой день.
Приподнятый крестообразный лабиринт высотой 1,2 м.
Ученые засекали время, в течение которого крысы находились на открытых выступах (обычно грызуны стараются их избегать, предпочитая держаться на закрытых участках). Почти во всех возрастных группах крысы-матери вели себя куда смелее и оставались на страшных участках лабиринта значительно дольше, чем не рожавшие самки.
Повышение способности к поиску пищи отмечалось как у лактирующих крыс, так и у тех, кто, по меньшей мере, за две недели до тестирования прекращал кормить детенышей молоком. Мы обнаружили также, что не имеющие потомства самки, которым отдали на «воспитание» чужих крысят, вели поиск пищи не менее эффективно, чем кормящие мамаши. Результаты опытов позволяют предположить, что пространственную память животных способно улучшить одно только присутствие детенышей — возможно, благодаря активации мозговых процессов, изменяющих структуру нейронов или увеличивающих секрецию окситоцина.
Совершенствуются ли у крыс-матерей и другие охотничьи навыки? Недавно проведенные опыты продемонстрировали, что крысы-матери значительно быстрее других ловят добычу. Голодных рожавших и не рожавших самок помещали в загон длиной 1,5 м с опилками на полу, где прятался сверчок. Если бездетным самкам на поиск и поедание жертвы требовалось в среднем 270 секунд, то лактирующим животным хватало 50 сек. Крысиные мамаши быстрее справлялись даже в том случае, если не слышали пения сверчка или были не так голодны, как не знавшие материнства грызуны.
Правильность же второго предположения подтвердила Инга Нойманн (Inga Neumann) из Реденсбургского университета (Германия), продемонстрировавшая, что в стрессовых ситуациях (например, оказавшись в воде) беременные и кормящие крысы испытывают меньше страха и тревоги (их оценка производится по уровню стрессовых гормонов в крови), чем не рожавшие самки. Сотрудник лаборатории К. Кинсли Дженнифер Уортелла (Jennifer Wartella) подтвердила данный вывод, изучив поведение крыс в 1,5-метровом загоне. Она заметила, что крысы-матери активнее исследуют территорию и реже останавливаются, чем те, что не имели потомства. Кроме того, у обремененных родительскими заботами грызунов было выявлено снижение уровня нейронной активности в поле СА3 гиппокампа и базолатеральной миндалине (областях мозга, контролирующих стресс и эмоции). Таким образом, ослабление чувства страха и тревоги в сочетании с улучшением пространственной ориентации позволяют крысам-матерям бесстрашно покидать гнездо, вести эффективный поиск корма и быстро возвращаться к детенышам.
Важнейшую роль в возникновении подобных поведенческих сдвигов у беременных и лактирующих самок играют определенные изменения в гиппокампе (структуре мозга, регулирующей память, обучение и эмоции). Кэтрин Вулли (Catherine Woolley) и Брюс Макивен (Bruce McEwen) из Рокфеллеровского университета выявили периодические изменения поля СА1 гиппокампа у самок крыс во время эстрального цикла (эквивалент женского менструального цикла). По мере того как в крови самок возрастает уровень эстрогена, плотность дендритных шипиков (крошечных выростов дендритов, обеспечивающих увеличение поверхности для восприятия нервных сигналов) в этой области гиппокампа значительно повышается. Если даже непродолжительное изменение уровня гормона во время эстрального цикла вызывает столь глубокие структурные сдвиги, что же происходит с гиппокампом во время беременности, когда уровень эстрогена и прогестерона повышается надолго? Исследователи из лаборатории К. Кинсли изучили головной мозг крыс «на сносях», а также мозг самок, получавших гормоны беременности. Они обнаружили, что плотность дендритных шипиков в поле СА1 гиппокампа у этих животных была выше, чем у небеременных самок. Поскольку именно через дендритные шипики нейроны и получают нервные сигналы, не исключено, что значительное увеличение их плотности во время ожидания потомства напрямую связано с улучшением способностей крыс-матерей к пространственной навигации и охоте.
Сохраняются ли когнитивные навыки по окончании периода лактации? Джессика Гейтвуд (Jessica Gatewood) из лаборатории К. Кинсли обнаружила, что рожавшие крысы в возрасте двух лет (что по человеческим меркам соответствует седьмому десятку) учатся выполнять пространственные тесты значительно быстрее, чем их бездетные сверстницы, и дольше сохраняют в памяти приобретенный навык. Были изучены различные возрастные группы животных (6, 12, 18 и 24 месяца), и всякий раз оказывалось, что крысы, имевшие потомство, лучше запоминали местоположение лакомства в лабиринтах, чем остальные. Завершив поведенческие тесты, мы исследовали мозг «передовых» крыс и обнаружили, что в двух отделах гиппокампа (поле СА1 и зубчатой извилине) у них значительно меньше отложений предшественников амилоида (играющих важную роль в развитии старческой дегенерации нервной системы).
Недавно были проведены опыты с участием другой генетической линии крыс и иными тестовыми условиями. Исследователи Дженнифер Лав (Gennifer Love) и Мелисса Морган (Melissa Morgan) подтвердили, что старые рожавшие крысы (возрастом до 22 месяцев) отличаются более высокими способностями к пространственной навигации, чем их ровесницы, не приносившие потомства. Животным предлагалось пройти высокий крестообразный лабиринт с двумя открытыми участками, которые грызуны обычно избегают. В большинстве случаев плодовитые самки проводили значительно больше времени на «страшных» участках лабиринта, чем не рождавшие. Изучение головного мозга грызунов показало, что в поясной, лобной и теменной коре крыс-мамаш дегенерирующих нейронов значительно меньше, чем у остальных, притом, что эти корковые области, как известно, имеют мощный сенсорный вход. Таким образом, полученные результаты наводят на мысль, что многократное заполнение головного мозга самки гормонами беременности в сочетании с обогащенной сенсорной средой гнезда способны ослаблять воздействие некоторых факторов старения на познавательные функции мозга.
Оказывают ли беременность и материнство какое-либо влияние на когнитивные функции женщин? Как показывают результаты последних исследований, сенсорные регуляторные системы человеческого мозга могут подвергаться таким же изменениям, что и у животных. Элисон Флеминг (Alison Fleming) из Университета Торонто в Миссиссоуга обнаружила, что матери способны распознавать огромное множество запахов и звуков, производимых их детьми, что, возможно, связано с улучшением их сенсорных способностей. Флеминг установила, что женщины, у которых высок послеродовой уровень кортизола, более восприимчивы к запахам своих малышей и их плачу, чем те, у кого этого гормона немного. Можно предположить, что кортизол, количество которого обычно повышается в стрессовых ситуациях и который способен негативно влиять на здоровье человека, оказывается полезен молодым мамам. Высокий уровень кортизола обостряет внимание, бдительность и восприимчивость женщин, укрепляя тем самым их взаимосвязь с ребенком.
Результаты некоторых исследований указывают и на другие возможные особенности материнского организма. Так, Томас Перлз (Thomas Perls) из Бостонского университета обнаружил, что женщины, забеременевшие после 40, доживают до 100 лет в 4 раза чаще, чем те, что родили молодыми. Перлз объясняет это обстоятельство тем, что у женщин, которые смогли естественным образом забеременеть на пятом десятке, процессы старения протекают замедленно. А нам бы хотелось добавить, что беременность вполне может стимулировать функции головного мозга женщин в критический период их жизни, когда только-только начинается обусловленный менопаузой спад уровня половых гормонов. Возможно, благотворное влияние материнства на когнитивные функции каким-то образом помогает компенсировать утрату гормонов памяти, улучшая тем самым состояние нервной ткани и увеличивая продолжительность жизни.
Дает ли материнство женщинам какие-либо преимущества в конкурентной борьбе с другими людьми за ограниченные источники существования? К сожалению, исследований, посвященных сравнению способностей матерей и не рожавших женщин к обучению и пространственной ориентации, проведено слишком мало. В 1999 г. Гален Бакуолтер (J. Galen Buckwalter) из Университета Южной Каролины сообщил, что в нескольких тестах на вербальную память беременные женщины показали более низкие результаты, чем небеременные, но вскоре после родов их показатели выросли. В этих опытах, однако, участвовало всего 19 испытуемых, причем никакой предварительной оценки их общих умственных способностей не проводилось.
В последнее время исследователи все чаще стали обращать внимание на один навык, традиционно связываемый с материнством — способность одновременно выполнять различные виды деятельности. Возможно, благодаря изменениям в головном мозгу матери гораздо успешнее, чем бездетные женщины, совмещают столь разноплановые занятия, как уход за ребенком, работа, социальная активность и т.д. Ответа на данный вопрос ученые пока не знают, но им хорошо известно, что наш мозг необычайно пластичен: когда человек сталкивается с каким-либо серьезным испытанием, в мозге происходят изменения. Арн Мэй (Arne May) из Регенсбургского университета выявил структурные перестройки головного мозга у молодых людей, пытавшихся научиться жонглировать тремя мячами. Когда испытуемые овладели этим навыком, области мозга, ответственные за восприятие и предсказание движений, стали у них обширнее, а после прекращения тренировок вновь сократились. Не исключено, что подобным же образом изменения, произошедшие в мозге беременных женщин, позволяют матерям мастерски «жонглировать» своими родительскими обязанностями.
Как показывают исследования, крысы-матери тоже отличаются высокими способностями к разносторонней деятельности. В ходе опытов было обнаружено, что они почти всегда одерживали верх над не рожавшими самками в конкурентных ситуациях, когда животным нужно было одновременно следить за зрительными сигналами, звуками, запахами и соперниками. В состязании по поиску лакомства крысы, имевшие две или большее число беременностей, в 60% случаев первыми находили еду. Самки, рожавшие только один раз, одерживали победу в 33% случаев, а не рожавшие крысы — только в 7% испытаний.
А как обстоят дела с отцовским мозгом? Дает ли им забота о детенышах какие-нибудь интеллектуальные преимущества? Некоторый свет на эти вопросы проливают исследования крошечных бразильских обезьян игрунок. Игрунки — моногамные животные, причем о детенышах заботятся оба родителя. Ученые из Приматологического центра Monkey Jungle в Майами (Флорида) изучали поведение игрунок-родителей, которые должны были научиться находить контейнер с наибольшим количеством пищи. Оказалось, что как матери, так и отцы показывали в тесте лучшие результаты, чем обезьяны, еще не успевшие обзавестись потомством. Данное наблюдение подтверждает результаты более раннего исследования калифорнийских хомячков (их самцы также активно участвую в воспитании малышей). Ученые установили, что хомячки-родители обоих полов лучше ориентировались в лабиринтах, чем бездетные животные.
Таким образом, репродуктивный опыт вызывает в головном мозгу млекопитающих определенные сдвиги, изменяющие навыки, способности и поведение животных (особенно самок). Для материнской особи важнейшая задача в эволюционном плане — обеспечить эффективность своих «генетических инвестиций» в потомство. Материнское поведение эволюционировало, чтобы повысить шансы самок и их детенышей на выживание. Речь, конечно, не идет о том, что с любыми поведенческими тестами самки-матери должны справляться лучше, чем бездетные. По-видимому, максимальная эффективность проявляется лишь в ситуациях, непосредственно влияющих на выживание потомства. Но головной мозг самки должен заранее подготовиться к серьезному испытанию — родам и воспитанию детенышей, а потому материнство, похоже, дает самке множество поведенческих преимуществ. Иными словами, чем труднее жизнь, тем изобретательнее должен работать мозг.
Об авторах. Крейг Кинсли (Kraig H. Kinsley) и Келли Ламберт (Kelly G. Lambert) изучают влияние беременности и материнства на головной мозг самок млекопитающих уже более 10 лет. Кинсли — профессор нейробиологии психологического факультета и Нейробиологического центра Ричмондского университета. Ламберт — профессор поведенческой нейробиологии и психологии и декан психологического факультета Колледжа Рэндолфа в Мейконе. «В мире науки» №4, 2006.
Источник информации - рассылка конспект врача.

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #6 : 26 Декабрь 2010, 17:43:00 »
Oxytocin Enhances Amygdala-Dependent, Socially Reinforced Learning and Emotional Empathy in Humans. The Journal of Neuroscience, 30, 4999-5007.
Hurlemann, R., Patin, A., Onur, O. A., Cohen, M. X., Baumgartner, T., Metzler, S., Dziobek, I., Gallinat, J., Wanger, M., Maier, W., Kendrick, K. M. (2010).
Summary by Emma Seppala, Ph.D.; Postdoc Written May 2010
The authors investigated whether the neuropeptide oxytocin (OT), whose administration has been linked to human bonding, generosity, and trust, and whose effects on learning have been mixed, would strengthen:
1) learning in a category association task involving social vs. nonsocial targets in the reinforcement associative learning task (RALT) with either social or nonsocial feedback and
2) cognitive or emotional empathy in the Multifaceted Empathy Test (MET).
The first study was a between-subject, double-blind, randomized, placebo-controlled investigation involving 48 healthy males. The participants received intranasal OT or a placebo at two intervals and engaged in the RALT and the MET administered in random order. The authors found that the control group showed facilitated learning when social reinforcements were used. Administering OT to the experimental group further facilitated the social learning and increased emotional empathy, but not cognitive empathy, in response to both positively and negatively valenced stimuli. The participants were exclusively male and the results suggest that administering OT raises men’s emotional empathy to that of untreated women.
The authors then investigated whether selective bilateral damage to the amygdala (which shows substantial OT receptor expression and appears to be responsible for socially reinforced learning and empathic responding) would impact social learning and empathy.
The second study therefore compared female monozygotic twins with selective and bilaterally symmetrical amygdala calcification damage and compared their performance on RALT task to 16 healthy female controls matched for age and IQ. The authors found that this bilateral amygdala damage impairs OT-sensitive aspects of socially reinforced learning but not nonsocially reinforced learning. The third study compared the monozygotic twins with 10 healthy female controls matched for age and IQ for performance on the MET. Results indicated that the bilateral amygdala damage impaired emotional empathy but did not impair cognitive empathy. These findings suggest that a healthy amygdala may be an important mediator of OT’s effects on learning and empathy. Other researchers have found different effects in aversive or stressful laboratory contexts. The authors conclude that the amygdala may facilitate learning and empathy under positive and prosocial conditions but may inhibit learning under more aversive conditions.
http://www.investigatinghealthymind
s.org/p...tal_summary.pdf



Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #7 : 26 Декабрь 2010, 18:35:57 »
Oxytocin receptor genetic variation relates to empathy and stress reactivity in humans.
Rodrigues, S. M., Saslow, L. R., Garcia, N., John, O. P., & Keltner, D. (2009).
Proceedings of the National Academy of Sciences [Epub ahead of print].
Summary by Emma Seppala, Ph.D.; Postdoc Written December 2009.
Oxytocin is a hormone and neuropeptide that has been linked to female reproductive activity, social and emotional behavior (affiliative behavior, generosity and trust), and the stress response (interactions with the hypothalamo-pituitary-adrenal axis). The authors hypothesized that genetic variations of the oxytocin receptor rs53576 would be associated with empathy and stress reactivity. 192 college students (59% female, average age 20) participated in the study. Behavioral empathy was measured with the “Reading the Mind in the Eyes” test which assesses an individual’s ability to correctly infer someone’s emotional state based on viewing a picture of their eyes. Dispositional empathy was assessed with a self-report questionnaire (Davis’ Interpersonal Reactivity Index). Individuals with one or two copies of the A allele (AG/AA) showed lower behavioral and dispositional empathy than individuals homozygous for the G allele (GG).
Behavioral stress reactivity was assessed by measuring individuals’ average heart rate during the final anticipation period in a laboratory startle task that involved an upcoming burst of loud noise and controlled for average baseline heart rate during a paced breathing exercise.
AG/AA individuals had greater heart rate reactivity than GG individuals, suggesting that their autonomic nervous system reacted with greater agitation to the anticipation of a stressful event. Dispositional stress reactivity was assessed by self-report for the personality trait “Neuroticism” which specifically assesses reactivity in stressful situations and crises. GG individuals scored lower on reported levels of dispositional stress.
No links were found between the oxytocin receptor gene rs53576 and variations in self-reported measures of attachment style and received parental care.
These findings suggest that genetic variation may impact both empathic responses as well as reactivity in the face of stress.
http://www.investigatinghealthymind
s.org/p...driques2009.pdf


Оффлайн sma111

  • Старожилы форума
  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 1004
    • http://
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #8 : 29 Декабрь 2010, 13:47:02 »
Вообще, когда говорят "биохимия определяет эмоции" - меня это настораживает.
В том мире, о котором мы имеем весьма отдаленное представление, очень просто перепутать причину и следствие.
И если мы будем считать первичным то, что вторично, то выводы будут ошибочными.
С наилучшими пожеланиями.
СМА

Оффлайн ангелочек

  • Осматриваюсь
  • *
  • Сообщений: 3
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #9 : 07 Январь 2011, 18:39:09 »
Возможно, что то в этом есть.. Как допустим понять почему меняется поведение человека ,если допустим в микроскопических дозах его организм получит окситоцин, скажу больше ,опробовано на себе ,естественно под контролем врачей...Чувство, эмоции, ощущения не много иные чем обычно. .для человека вступающему постоянно в конфликт  с окружающими….не это ли выход?

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #10 : 07 Январь 2011, 18:52:23 »
Цитата: ангелочек
Возможно, что то в этом есть.. Как допустим понять почему меняется поведение человека ,если допустим в микроскопических дозах его организм получит окситоцин?
Биохимический механизм этого феномена, я цитировал:
Цитата: Вадим
Oxytocin receptor genetic variation relates to empathy and stress reactivity in humans.
Rodrigues, S. M., Saslow, L. R., Garcia, N., John, O. P., & Keltner, D. (2009).
Proceedings of the National Academy of Sciences [Epub ahead of print].
Summary by Emma Seppala, Ph.D.; Postdoc Written December 2009.
Oxytocin is a hormone and neuropeptide that has been linked to female reproductive activity, social and emotional behavior (affiliative behavior, generosity and trust), and the stress response (interactions with the hypothalamo-pituitary-adrenal axis). The authors hypothesized that genetic variations of the oxytocin receptor rs53576 would be associated with empathy and stress reactivity. 192 college students (59% female, average age 20) participated in the study. Behavioral empathy was measured with the “Reading the Mind in the Eyes” test which assesses an individual’s ability to correctly infer someone’s emotional state based on viewing a picture of their eyes. Dispositional empathy was assessed with a self-report questionnaire (Davis’ Interpersonal Reactivity Index). Individuals with one or two copies of the A allele (AG/AA) showed lower behavioral and dispositional empathy than individuals homozygous for the G allele (GG).
Behavioral stress reactivity was assessed by measuring individuals’ average heart rate during the final anticipation period in a laboratory startle task that involved an upcoming burst of loud noise and controlled for average baseline heart rate during a paced breathing exercise.
AG/AA individuals had greater heart rate reactivity than GG individuals, suggesting that their autonomic nervous system reacted with greater agitation to the anticipation of a stressful event. Dispositional stress reactivity was assessed by self-report for the personality trait “Neuroticism” which specifically assesses reactivity in stressful situations and crises. GG individuals scored lower on reported levels of dispositional stress.
No links were found between the oxytocin receptor gene rs53576 and variations in self-reported measures of attachment style and received parental care.
These findings suggest that genetic variation may impact both empathic responses as well as reactivity in the face of stress.
http://www.investigatinghealthymind
s.org/p...driques2009.pdf://http://www.investigatinghealthymind
...driques2009.pdf
Просто нужно взять и перевести!

Оффлайн ангелочек

  • Осматриваюсь
  • *
  • Сообщений: 3
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #11 : 09 Январь 2011, 21:49:36 »
Рецепторов окситоцина генетической изменчивости относится к эмпатии и стресс-реактивность у людей.
Родригес, SM, Saslow, LR, Гарсия, Н., Джон, ОП, и Келтнер, D. (2009).
Труды Национальной академии наук [Epub перед печатью].
Резюме Эмма Seppala, к.т.н.; постдока Письменные декабря 2009 года.
Окситоцин гормонов и нейропептидов, которые были связаны с женской репродуктивной деятельности, социального и эмоционального поведения (affiliative поведение, щедрость и доверие), и стрессовой реакции (взаимодействие с гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы). Авторы предположили, что генетические вариации рецептора окситоцина rs53576 будет связан с сочувствием и стресс-реактивность. 192 студентов (59% женщин, средний возраст 20) приняли участие в исследовании. Поведенческие сочувствие измерялась с "Чтение Mind в глаза" тест, который оценивает способность человека на эмоциональном состоянии правильно вывести кого-то на основе просмотра картину их глазами. Диспозиционной сочувствие оценивали с самоотчетов вопросник (Дэвис межличностных индекс реактивности). Люди с одной или двух копий аллеля (AG / AA) показали низкий поведенческих и диспозиционной сочувствия, чем лиц гомозиготных по аллели G (GG).
Поведенческие стресс-реактивность оценивали путем измерения физических лиц средний пульс во время заключительного периода ожидания в задачи лаборатории испуга, что участие предстоящих взрыв громкого шума и проконтролированы на средний пульс во время базовый темп дыхательные упражнения.
AG / А. А. лиц было больше реактивности сердечного ритма, чем лица Г.Г., предполагая, что их автономная нервная система реагирует с большим волнением в ожидании стрессовое событие. Диспозиционной реактивности стресса оценивали по самоотчетов для личностных черт "Нейротизм", который специально оценивает реактивности в стрессовых ситуаций и кризисов. Г. Г. лиц забил ниже на Указанные уровни диспозиционной стресса.
Нет ссылки были найдены между гена рецептора окситоцина rs53576 и изменения в личной оценки привязанности стиль и получил попечения родителей.
Эти результаты показывают, что генетические изменения могут повлиять как эмпатии ответов, а также реактивности в условиях стресса.
Хм,сложно конечно тексты написаны...простому челу мозг можно сломать....НЕ хочется в подробности вникать...Вадим,уточните как частно можно прибегать к этими гомеопатическими дозами? Дело в том,что мне кажется все это имеет временный эффект или есть возможность ,что бац...и все станет на место ?

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #12 : 10 Январь 2011, 01:33:00 »
Цитата: ангелочек
Хм,сложно конечно тексты написаны...простому челу мозг можно сломать....НЕ хочется в подробности вникать...Вадим,уточните как частно можно прибегать к этими гомеопатическими дозами? Дело в том,что мне кажется все это имеет временный эффект или есть возможность ,что бац...и все станет на место ?
А кому сейчас легко? Тем более, если не хочется в подробности вникать! Доза подразумевает наличие некого количества вещества, я же предлагаю только потенции. Вот на уровне "вникания" и идет отбор. Живите, как жили и не парьте мозги...

Оффлайн ангелочек

  • Осматриваюсь
  • *
  • Сообщений: 3
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #13 : 10 Январь 2011, 20:27:45 »
не..честно сказать не имея мед.образования это сложно...простите уж блондинку)))
вникать я имею ввиду..

Оффлайн Вадим

  • Старожилы форума
  • Форум - мой второй дом
  • *****
  • Сообщений: 2639
Семь смертных грехов с позиций биохимии.
« Ответ #14 : 11 Январь 2011, 18:01:44 »
Цитата: ангелочек
не..честно сказать не имея мед.образования это сложно...простите уж блондинку))) вникать я имею ввиду..
Вы задавали умные вопросы, про механизм действия и получили умные ответы...
А блондинок люблю. Приходите на лекцию:
http://forum.irkmama.ru/index.php?showtopi...amp;#entry85772
Можно попробовать гормон доверия...